Елена Ган и Елена Блаватская. Неизвестный парный портрет

Автор:  Елена Аливанцева
Бесценной реликвией создающегося в Днепропетровске Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи является парный портрет, на котором изображены писательница Елена Андреевна Ган и ее старшая дочь Елена (Елена Петровна Блаватская).

История портрета такова. Написан он  предположительно в 1844-45 гг., и с тех пор хранился в семье Ганов, в их родовом имении близ села Шандровка на Приднепровье. В 1910-е перевезен владельцами в Крым, в конце 1950-х – в Киргизию. В 1991– возвращен на родину Е.П.Блаватской.

О портрете-сенсации, о предках и потомках Вестника Света этот рассказ.

Все началось в 1991-м. В тот год - год 160-летия со дня рождения Елены Петровны Блаватской - в Днепропетровске впервые прошли посвященные ей юбилейные торжества. При участии украинских, российских и международных общественных организаций, в том числе делегаций Международного теософского общества и Международной ассоциации «Мир через культуру», при стечении  исследователей и последователей из самых разных мест, состоялась первая в Отечестве масштабная научная конференция «Е.П.Блаватская и современность». На главном доме Усадьбы Фадеевых, где родилась Е.П.Блаватская, была открыта в те дни мемориальная доска; в залах Исторического и Художественного музеев созданы тематические выставки, в вузах и школах города прошли тематические беседы. События в Днепропетровске широко освещались прессой, представители власти поддержали инициативу общественности и публично подтвердили свое намерение создать на родине соотечественницы с «великим духом и огненным сердцем» (Е.И.Рерих) музей и научный центр ее имени.

На базе Днепропетровского национального исторического музея им. Д.И.Яворницкого к тому времени уже год работал общественный совет, названный создателями Фондом Е.П.Блаватской и ставивший перед собой задачу разработки проекта Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи. Силами этого совета  готовились  и проводились все юбилейные торжества. Вскоре после их завершения в Исторический музей пришло адресованное Фонду Е.П.Блаватской письмо из Ташкента (писем тогда приходило много, но это было особенным). Оно поразило именем отправителя: Никита Константинович Ган. Автор сообщал, что является, как и Е.П.Блаватская,  потомком барона Августа Гана, приехавшего в Россию в середине ХVIIIст. и оставшегося здесь навсегда, став родоначальником российской линии немецких аристократов. В письме Н.К.Ган приводил и генеалогию своего древнего рода. На этом древе они с Блаватской, как ему не жаль, на разных ветвях. Хоть и родственники, но очень дальние. А дальше фраза: „Занимаясь восстановлением генеалогического древа российской линии Ганов, и пройдя лишь только ее начальную стадию, а занимаюсь я этим систематически с 1986 г., мне, тем не менее, удалось многое восстановить, в том числе найти живущих потомков младшей ветви Августа Гана..., к которой принадлежит Е.П.Блаватская. Потомки этой ветви... ныне проживают в г. Бишкек...” 

Автору этой статьи вскоре посчастливилось встретиться в Ташкенте с Никитой  Ганом и услышать  драматическую историю о судьбах предков и потомков Е.П.Блаватской. Собранные им документы свидетельствуют, что в 1857г. из Мекленбурга в Петербург приехали по приглашению царского правительства Густав Ган фон Роттенштерн-Ган и Вильгельм Ган фон Роттенштерн-Ган – представители старинного немецкого аристократического рода (восходящего, по семейному преданию, к женской линии династии Каролингов и германским рыцарям-крестоносцам). Младшие сыновья в семье, они не могли рассчитывать на наследство и искали лучшей доли на чужбине. Прадед  Е.П. Блаватской  Густав Ган, которого в России стали звать Августом Ивановичем (1729 или 1730 –  1799)  родился в Анхальт-Цербсте и есть предположение, что с детства был знаком со своей сверстницей, принцессой Анхальт-Цербстской, будущей императрицей Екатериной II, из рук которой позже получил высокую должность Санкт-Петербургского почт-директора, чин действительного статского советника, российское дворянство и герб (в основе его древний рыцарский герб Ганов: красный шагающий петух на серебряном щите ), а также пожалованные земли (в том числе на Приднепровье). 

 Многочисленные дети и внуки Августа Гана заняли значительные посты в Российской империи и верно служили новому отечеству. Один из его сыновей – Алексей Августович (около 1780 – около 1815) был генерал-лейтенантом  (Е.П.Блаватская родилась после смерти деда и могла знать о нем лишь по рассказам отца).  Петр Алексеевич фон Ган (1798 –  1875) – один из восьми сыновей генерала. «Отец был капитаном артиллерийского полка, когда женился на моей матери» , –  вспоминает Е.П.Блаватская в одном из писем своему первому биографу А.П.Синнету. 

О матери Блаватской и ее семье написано значительно больше, чем о Ганах, и все же вспомним, что Елена Андреевна Ган (в девичестве Фадеева) (1814 – 1842) происходила из столь же знатного, как и муж, рода. Ее родословная по материнской линии восходит к роду Долгоруких и старинному французскому аристократическому роду Бандре дю Плесси, по линии отца  – к русским столбовым дворянам Фадеевым и лифляндским немцам фон Пробсен.

Е.А.Ган была известной писательницей (литературный псевдоним Зенеида Р-ва). Большая часть ее жизни связана с Приднепровьем, с Екатеринославом, где в родительской усадьбе на улице Петербургской прошло ее детство и юность, откуда она в шестнадцатилетнем возрасте ушла под венец, а через год родила здесь дочь Елену. Прожив очень короткую жизнь, Елена  Гана оставила отечественной литературе 11 романтических повестей, а семье – троих детей: Елену – 11 лет, Веру – 7 лет и Леонида – 2 лет от роду. И.С.Тургенев писал о ней: «В этой женщине было и горячее русское сердце, и опыт жизни женской, и страстность убеждений, и те простые и сладкие звуки, в которых счастливо выражается внутренняя жизнь» .

Овдовев в 1842, Петр Алексеевич Ган, вынужден был согласиться с последней волей своей жены и, понимая, что не сможет позаботиться о маленьких детях, большую часть времени находясь в военных гарнизонах, лагерях и походах, отдал их на воспитание родителям жены: Андрею Михайловичу Фадееву (1789 – 1867) и Елене Павловне Фадеевой (1788 – 1860). Но, окончив военную службу и выйдя в отставку, он все последующие годы опекал детей : путешествовал с Еленой, заботился о ней до конца своей жизни; жил возле Веры  и ее детей; доживал свой век и умер в семье Леонида .

О братьях Петра Алексеевича Ган мы знаем немного. Е.П.Блаватская вспоминает об Иване Алексеевиче , Густаве Алексеевиче , бывала в гостях у Алексея Петровича, о котором семейные предания Ганов говорят, что  был он членом Южного общества декабристов, высланным на безвыездное жительство в родовое имение Ганов близ села Шандровка Екатеринославской губернии .  В гостях у брата Алексея в родовом имении  на реке Орели  Петр Алексеевич Ган бывал часто: сам, с женой, с детьми. Шандровская усадьба на Екатеринославщине стала для него, судя по всему, главной семейной пристанью и после потери жены. Здесь он хранил свой архив и реликвии. Сюда, по всей вероятности, заезжал с дочерью Еленой и во время путешествия по России и Европе в 1844 (по другим источникам в 1845) году.  Думается, тогда он мог оставить на хранение брату парный портрет жены и дочери (автор этой статьи дал ему условное имя: «Две Елены») .

Тогда, в 1991, из Ташкента, автору посчастливилось  отправиться в столицу Киргизии и познакомиться с профессором, имя которого звучит так же, как имя отца Блаватской - Пётр Алексеевич Ган (1918 – 1993), с его женой – ученым-цветоводом и детьми – учеными-лесоводами Алексеем Петровичем и Натальей Алексеевной. 

Профессору тогда было 75. Потомок старинного рода, внучатый племянник Е.П.Блаватской жил в Академгородке в небольшом домике с палисадником, утопавшим в цветах. Доктор биологических наук, главный научный сотрудник Отдела леса Института биологии Академии наук Киргизии Петр Алексеевич Ган запомнился высоким, красивым, полным жизнеутверждающей энергии, ума и доброты человеком. Его судьба столь же драматична, как и все судьбы Ганов, переломившиеся через революцию. 

Общая с Блаватской родословная, которая восходит к Августу Гану и его сыну – генералу Алексею Августовичу Гану, далее расходится. Прадед профессора был родным братом отца Е.П.Блаватской. Это уже упомянутый Алексей Алексеевич Ган, у которого было пятеро детей (два сына и три дочери). Один из его сыновей Петр Алексеевич Ган (1864 или 1865 - 1915) был двоюродным братом Блаватской и дедом профессора. Именно он унаследовал имение предков близ села Шандровка  в Екатеринославкой губернии. 

Как рассказывал профессор, его дед «Петр Алексеевич Ган был гусаром, рано вышел в отставку и быстро восстановил имение в с. Шандровка. У него был конный и лесозавод. В Алупке он построил большую и красивую дачу» . 

Проведенные после 1991г. автором статьи исследования свидетельствуют, что двоюродный брат Е.П.Блаватской Петр Алексеевич Ган был значительной фигурой на Екатеринославщине. В начале ХХ ст. он стал предводителем дворянства Новомосковского уезда Екатеринославской губернии , губернским гласным , почетным мировым судьей . Он был прекрасным хозяином , работа которого по разведению овец редкой испанской породы рамбулье-мегретти была удостоена малой серебряной медали в области животноводства на Екатеринославской Южно-Русской областной сельскохозяйственной, промышленной и кустарной выставке в 1910 году . Кроме того, П.А.Ган был членом совета Екатеринославского музея им. А.Н.Поля, коллекционером, любителем-археологом.

У шандровского помещика Петра Алексеевича Гана, как упоминалось, было два сына: Алексей и Константин (в этой семье один из сыновей, как правило, старший, всегда носил имя Петра или Алексея). Константин окончил Оксфордский университет и остался в Европе (позже его сын Георгий Константинович Ган (даты жизни не установлены) жил в США).

Алексей Петрович Ган (даты жизни не установлены) оставался возле отца. В 1915 году А.П.Ган женился на Софье Эмильевне Дандре (1889 -1986), правнучке Кирилла Разумовского, представительнице семьи обрусевших французских дворян, у которых на Полтавщине (как и у мужа Е.П. Блаватской Никифора Васильевича Блаватского) было родовое имение. 

Мать Софьи Эмильевны Елизавета Дмитриевна Дандре (даты жизни не установлены) была, как рассказывал профессор П.А.Ган, была «теософкой, вегетарианкой, поклонницей Е.П.Блаватской и одним из руководителей теософского общества на Украине. Кроме того, бабушка была в родстве со знаменитой теософкой Каменской» . 

В конце 1915 г. А.П.Ган получил по наследству шандровское имение на Приднепровье и великолепную дачу в Алупке. В 1918 г. у Алексея и Софьи Ганов в Алупке родился сын – будущий профессор-лесовод Петр Алексеевич Ган. После революции  участник белого движения Алексей Ган оказался в Париже, долгие годы работал в Версале садовником и навсегда был разлучен с женой и сыном, оставшимися в Крыму. А в 1925 дом Ганов в Алупке, как пишет в своей автобиографии профессор П..А.Ган, «изъяли в пользу государства, а наша семья переехала на дачу бабушкиной сестры Екатерины Клейгельс – недалеко от нашей дачи. В 1927 г. она была разрушена землетрясением, и меня отвезли в Полтаву к бабушке Дандре». И далее: «В 1930 г. мама написала заявление о сохранении в Алупке церкви. Письмо было подписано многими верующими. За антисоветскую агитацию маму в Симферополе приговорили к ссылке и выслали в село Кобь Иркутской области. В том же году меня отправили жить к двоюродному брату бабушки Беккеру А.В.  У него я прожил 2 года. В 1932г. окончил 7 классов и поехал работать в совхоз Михайловский Панинского района. В декабре 1934г. мама была освобождена и переехала в г. Новосибирск. Я переехал к ней. В сентябре 1935г. поступил в Сибирский лесотехнический институт (Красноярск) на лесохозяйственный факультет. В 1941г. с отличием окончил его и был направлен техноруком в Бешкарагайский леспромхоз. В 1944г. был мобилизован в действующую армию. Служил в Гвардейском кавалерийском полку старшим писарем штаба полка. В 1954г. был демобилизован. Министерством лесной промышленности СССР направлен на работу в Киргизию. С 1945 по 1947гг. работал главным специалистом лесного хозяйства Узгенского лесхоза. В 1947г. переведен на должность директора лесной опытной станции в г. Фрунзе. С 1952 по 1954г. учился на высших лесных курсах в Москве, защитил кандидатскую диссертацию. До 1966г. работал директором ЛОС. В 1966 г. станция была передана в АН Киргизии и реорганизована в Отдел леса Института биологии. В этом же году я защитил докторскую диссертацию по специальности лесоведение. В 1967г. мне было присвоено звание профессора. В 1980 г. я награжден орденом «Дружбы народов». В 1990г. присвоено звание «заслуженный деятель науки Киргизстана»  .

Из воспоминаний профессора известно, что вскоре после женитьбы родителей и смерти деда, вступивший в наследство отец решил сделать ремонт-реконструкцию обветшавшего родового дома, а жену перевез в Алупку. Дом в шандровском имении тогда полностью разобрали, но восстановить так и не успели в связи с революцией и гражданской войной. Профессор рассказывал, что, уезжая в Крым, Ганы забрали с собой мебель, родовые портреты, архив и другие семейные реликвии. Особую ценность представлял старинный парный женский портрет. До перевозки в Алупку он многие годы висел в шандровском имении Ганов  на самом почетном месте, был гордостью семьи. О двух женщинах, изображенных на портрете, говорили и рассказывали в семье Ганов постоянно. Профессору о портрете «Две Елены» рассказывали мать и бабушка, а те в свое время услышали его от деда профессора и других членов семьи. О первой из изображенных женщин родственники с гордостью говорили, что она – знаменитая  писательница Елена Андреевна Ган.  Вторая – ее старшая дочь, знаменитая на весь мир писательница, исследователь, автор теософских трудов, создатель Международного теософского общества Елена Петровна Ган, в замужестве Блаватская.

Больше профессор о портрете ничего не знал. Ему не было известно о том, кто и когда его написал, как и когда портрет попал в Шандровку. Знал он лишь то, что Ганы передавали его из поколения в поколения как особую семейную ценность. 

Перед арестом в 1930-м мать профессора Софья Эмильевна  успела передать этот портрет и другие реликвии семьи своей приятельнице с просьбой спрятать и сохранить. Через многие годы Петр Алексеевич Ган найдет в Алупке  семейные реликвии, которые  верно хранила эта женщина. Однако,  напуганная сталинскими репрессиями, она так боялась преследований за хранение реликвий аристократов, что прятала их на чердаке и в подвале. Бумаги, фотографии, живописные портреты сильно пострадали от сырости, холода и жары. Парный женский портрет «Две Елены» вернулся к владельцам с множественными осыпями, вздутиями живописного слоя и  дырами на холсте. Не в лучшем состоянии было и все остальное.

П.А.Ган увез семейные ценности из Крыма и хранил у себя все последующие годы. Во время нашей встречи он принял решение о передаче портрета «Две Елены», а также портрета своего прадеда Алексея Алексеевича Гана в Днепропетровский национальный исторический музей им. Д.И.Яворницкого для создающегося Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи. Так, волею потомка Е.П.Блаватской, портреты, совершив долгое и драматическое путешествие, вернулись на Приднепровье. Вернулись в музей, которому дед профессора еще в 1905г. подарил реликвии Августа Гана, каменную половецкую бабу и предметы из археологических раскопок в Шандровке. 

Переданные П. А. Ган  портреты поступили в собрание музея и в последующие годы были законсервированы. Однако и парный портрет «Две Елены», и портрет А.А.Гана требуют дальнейшей исследовательской работы, как в плане реставрации, так и в плане изучения истории их создания.

Портрет «Две Елены» все еще остается неразгаданным. В нем еще одна тайна Е.П.Блаватской, которая говорила о себе: «Я – психологическая задача, ребус и энигма для будущих поколений – сфонкс!»   Ведь на портрете девушке не менее 14 лет, а изображена она рядом с матерью, которая умерла, когда ей не исполнилось и 11. Когда же и кем он был написан? Исследования, которые удалось провести в последние годы, дают основание выстроить лишь предположительную гипотезу.

Парный женский портрет создан неизвестным автором (которым, в том числе, может быть и прекрасный рисовальщик П.А.Ган и сама Е.П.Блаватская). По версии исследователей, портрет мог быть создан в 1844 – 45 гг., во время путешествия П.А. Гана с дочерью Еленой по России и Европе. Елена Блаватская рассказывает: «Впервые я была в Лондоне вместе с отцом в 1844, а не в 1851 году… Отец привез меня в Лондон для занятий музыкой. Позднее брала уроки музыки у старого Мошеле. Жили мы где-то недалеко от Пимлико – но я за это не поручусь. … Мы с отцом провели неделю в Бат и целыми днями были оглушены колокольным звоном… Путешествовали два или три месяца по Франции, Германии и России»  . Об этом путешествии говорит в своей книге и исследователь Сильвия Крэнстон, относя его, однако, на основании источников и документов, к концу 1845 г. . Есть основания предполагать, что портрет был написан по инициативе П.А.Гана именно во время путешестви. На портрете нет младших брата и сестры Елены (их не было рядом с ней в те годы только во время путешествия). По всей вероятности, портрет Елены написан художником с натуры, а портрет матери  – по памяти или по имевшемуся в его распоряжении изображению: в виде медальона, миниатюры он мог быть с собой у Елены или у овдовевшего недавно Петра Алексеевича.

 На портрете женщина изображена на темном, а девушка на светлом фоне. Фигуры скорбно склонены друг к другу. На лицах печаль. Все это, в определенной степени, может свидетельствовать, что портрет писался после смерти Е.А.Ган, в память о ней. Можно предполагать, что  П.А.Ган, зная, что вновь расстанется с любимой дочерью, был инициатором создания этого парного портрета. Вероятно, он оставил его в Шандровке, куда заехал с дочерью в конце путешествия или привез чуть позже. Основанием для последнего предположения служит то, что портрет с давних времен и до начала ХХ века висел в шандровском имении, хранился и передавался Ганами из поколения в поколение (если бы он был создан в другое время и при других обстоятельствах, то, исходя из биографии Е.П.Блаватской,  должен был бы хранится в семье Фадеевых в Тифлисе (Тбилиси), затем у Надежды Фадеевой (В Одессе), у Веры  Желиховской (в Петрербурге) или Леонида Гана (в Ставрополе). 

Возвращенные на родину волею профессора П.А. Гана, привезенный автором из Бешкека в Днепропетровск семейные портреты-реликвии предназначены создающемуся Музейному центру Е.П.Блаватской и ее семьи . Из уст профессора П.А.Гана, вероятно, могли бы прозвучать те же, обращенные к нам слова, которые произнес профессор Н.К.Рерих  в 1925 г. в Адьяре: «В этом доме Света позвольте мне вручить картину, посвященную Елене Петровне Блаватской. Пусть положит она начало будущему музею Блаватской, девизом которого будет: «Красота – одеяние Истины»» .

В 1991, когда работы по созданию Музейного центра только начинались и создателям годы борьбы за Дом и за саму идею Музейного центра, был получен этот бесценный дар от потомков Е.П.Блаватской. 

Портрет «Две Елены» стал  символ и залогом того, что Музейный центр Е.П.Блаватской и ее семьи состоится, проект будет реализован. 

________________________________________________________________________

1  Ган Н.К. Письмо в Фонд Е.П.Блаватской от 19.08. 1991г.  Научный архив Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи.

2  Послужной список Августа Гана. РГИА. Фонд 1289. Опись 16. Дело 19, Дело 47

Жалованная грамота на дворянство Августу Гану. 9 декабря 1791 г. РГИА. Фонд 1343. Опись 19. Дело 570.

3  По преданию, однажды рыцарь-крестоносец граф фон Роттерштерн, разбуженный криком петуха (hahn) обнаружил в своей палатке сарацина. Незваный гость намеревался убить его. Спасший ему жизнь петух был включен в родовой герб и родовое имя, которое теперь стало звучать Ган фон Роттерштерн-Ган. 

4  Letters of H.P.Blavatsky to A.P.Sinnett. Ed. By A.T.Barker. N.Y.-L., 1923. P. 150. (цит. по книге: Мэри К.Нэф. Личные мемуары Е.П.Блаватской. М., 1993. С.9)

5  Тургенев И.С.. Полн. собр. соч.: В 28 т. — М.-Л., 1963.  Т.5. С.370.

6  Через много лет после смерти Е.А.Ган Петр Алексеевич женился вновь. Жена его – баронесса фон Ланге – умерла вскоре после рождения дочери Лизы. Т.о. у Е.П.Блаватской была еще одна, сводная, сестра: Елизавета Ган.

7  Вера Петровна Ган ( первом замужестве Яхонтова, во втором –  Желиховская) (1835 – 1896) – младшая сестра, преданный друг и защитник, биограф Е.П.Блаватской; известная русская писательница.

8  Леонид Петрович Ган (1840 – 1845) – младший брат Е.П.Блаватской, юрист. Жил со своей семьей и отцом, был мировым судьей в Ставрополе. О нем Е.П.Блаватская в письме …….. пишет…..

9  Letters of H.P.Blavatsky to A.P.Sinnett. Ed. By A.T.Barker. N.Y.-L., 1923. P. 150. (цит. по книге: Мэри К.Нэф. Личные мемуары Е.П.Блаватской. М., 1993. С.9)

10  Там же.

11  Участие А.А.Гана в восстании декабристов – семейная легенда, пока не получившая документального подтверждения.

12  История шандровского имения деда Е.П.Блаватской, доставшегося ее дяде, а затем его потомкам, была      вначале рассказана автору статьи потомками Е.П.Блаватской,  а потом, в ходе исследовательской работы,  пополнилась новыми фактами. 

13  Записано автором статьи со слов профессора П.А.Гана. Сентябрь, 1991г. Научный архив Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи. 

14  Днепровская молва. №4, 1899 С.109.

15  Календарь-ежегодник «Приднепровье». Екатеринослав, 1910. С.268.

16  Екатеринославский адрес-еалендарь на 1915 г. Катеринослав, 1915. С.422.

17  Отчет Новомосковской еуздной Земской управы за 1901 г., ч.2. Екатеринослав, 1901. С.167.

18  Отчет-Альбом Южно-Русской областной сельскохозяйственной, промышленной и кустарной выставки. Екатеринослав, 1912. С.277-278.

19  Записано автором статьи со слов П.А.Гана в 1991 году в Бишкеке.

20  П.А.Ган. Автобиография. 1992 г. научный архив Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи. 

21  Писарева Е.Ф. Елена Петровна Блаватская. Биографический очерк. – Женева, 1937. с.44.

22   Letters of H.P.Blavatsky to A.P.Sinnett. Ed. By A.T.Barker. N.Y.-L., 1923. P. 150. (цит. по книге: Мэри К.Нэф. Личные мемуары Е.П.Блаватской. М., 1993. С.8)

23  Крэнстон Сильвия при участии Уильямс Кэрри. Е.П.Блаватская: Жизнь и творчество основательницы современного теософского движения. Рига-Москва, 1999. С.642

24  Ныне портрет «Две Елены», в ожидании открытия создающегося Музейного центра Е.П.Блаватской и ее семьи, экспонируется в музее-отделе «Литературное Приднепровье» Днепропетровского исторического музея 

25  Рериховский вестник. 1989. Июль- -дек. Л., Извара, 1991. С.52 – 54.

Переглянуто разів
Розділ: Статті